О жизни        19 октября 2015        960         Комментариев нет

О родном селе и школе

Эти мои записи сопровождают прекрасные фотографии, взятые из открытых источников. Буду благодарен авторам фото, если они откликнутся. Я обязательно поставлю авторство под каждой фотографией.

Музыка

Я учился, наверное, в пятом классе, когда в школу к нам пришел новый учитель музыки. Мы его звали ГБД — Голубихин Борис Дмитриевич. Прекрасный музыкант и учитель. Он вел у нас не только уроки музыки, но и создал духовой оркестр, который довольно прилично играл на школьных, сельских праздниках и торжествах. База оркестра находилась в старом здании интерната. Это примерно на том месте, где сейчас находится контора промхоза. Желающих научиться играть на блестящих трубах было много. У нас в школе было два комплекта духовых инструментов: инструменты из старого комплекта выдавались руководителем на дом, на новых играли на репетициях и концертах. Именно тогда я получил основы музыкальной грамоты и первые навыки коллективной игры на инструментах. Конечно же я и не думал в то время, что оркестр станет впоследствии моей работой.Очень хорошо мне запомнились репетиции школьного оркестра. Они были очень интенсивными и продолжительными. Вспоминаю с каким усердием и старанием мы натирали суконными тряпочками инструменты. Уходили домой новоиспеченные музыканты уставшими, но счастливыми. А уж какое удовольствие приносило дудение на выданных на дом альтушках и баритонах и описать невозможно. За такое домашнее музицирование многих из оркестрантов родители «выселяли» в бани и сараи.screenshot_5В семье Голубихиных было двое детей: старший мальчик Саша и девочка Таня. Саша прекрасно играл на трубе, а Таня на кларнете. Очень хорошо мне запомнилось их семейное выступление на одном из праздников в Саянском клубе. Отец играл на баяне, а дети — на трубе и кларнете. Они исполняли «Неаполитанскую песенку» П. Чайковского. Это было что-то невообразимое!

К сожалению Голубихины прожили в Кордово не долго, и без руководителя наш оркестр прекратил существование.

Потом в Саянский клуб стал ездить музыкальный педагог из Минусинска. Он учил школьников играть на баяне и аккордеоне. У него занимались Сережа Цветов, Тоня Сторожева, ну, естественно, и я... Эти занятия дали мне очень много. Я научился работать с нотным текстом самостоятельно. Именно в то время родители мне купили баян. Это перламутровое сокровище очаровало меня и, наверное, на всю жизнь.

Многие мальчишки у нас в школе умели играть на гитаре. Самое интересное- никто нас этому не учил. Перехватывали друг у друга неизвестно откуда взятые аккорды, подстраивали их под популярные в то время песни и бренчали кто как может до крови на пальцах. Хорошая гитара была большой редкостью. Играли в основном на разбитых, заигранных до трещин инструментах. Кто-то для тренировки пытался даже сделать самодельные грифы. А струны гитарные вообще были огромным дефицитом. Частенько приходилось их заменять тоненькими жилками от тросиков велосипедных и мотоциклетных тормозов.

Я не страдаю ностальгией по СССР, но скажу честно, что жили мы намного веселей и содержательней нынешних школьников. Школьная жизнь бурлила. Классные руководители и вожатые настолько мощно и продуманно раскручивали воспитательный процесс, что во внеклассную деятельность были вовлечены практически все школьники. Постоянные вечера, пионерские сборы и комсомольские собрания, чаепития, походы и т. д. Нет, я вовсе не пытаюсь идеализировать те времена. Были и проблемы, и конфликты. Но... Все это решалось открыто, без злобы и ненависти.

«Зимние забавы»

Насколько я помню, для меня и моих сверстников никогда не стоял вопрос «Чем заняться?». Мы с нетерпением ждали зиму как источник всевозможных игр и затей. А их действительно было много: санки, лыжи, коньки, снежные крепости. Едва замерзала протока Кизира напротив Каротажной партии, мы толпами высыпали на лед и гоняли по нему самодельными клюшками такие же самодельные шайбы. Лед, помню, был прозрачный и через него очень хорошо просматривалось дно протоки. Во времена моего детства профком Саянской партии ежегодно организовывал заливку катка напротив клуба. Мы не могли пропустить такого события и присутствовали при заливке от начала и до конца. А затем на этом ледяном поле вновь разворачивались хоккейные баталии. Чистили каток сами специальными скребками и принесенными из дома лопатами.

После того как выпадало достаточное количество снега, мы перемещались на склоны Громовки. Там, напротив моста через Кордовку в районе поворота на Саянскую ГРП на крутом склоне горы мы оборудовали трассу для скоростного спуска на попах. Называли мы ее «кишкомоталкой». Одно такое название говорит об экстремальности подобной затеи. Неустанно раз за разом мы взбирались по крутяку к вершине трассы и с огромной скоростью скатывались вниз. Через несколько дней наша крутая дорога раскатывалась до ледяного состояния, что многократно увеличивало скорость спуска. Катались по одному и маленькими паровозиками. Восторгу не было предела! Для меня и сейчас остается загадкой: какая сила заставляла нас десятки раз подниматься по очень крутому склону, чтобы потом 30-40 секунд мчаться с бешеной скоростью, подпрыгивая и ударяясь о выбоины обледеневшей трассы?

Что заставляло нас по нескольку раз в день подниматься на лыжах на вершину Громовки и затем мчаться вниз, рискуя врезаться в какую-нибудь березу или пенек? Вообще, лыжи у моих сверстников были весьма популярным видом занятий. Мы могли часами бродить по заснеженным ледяным торосам Кизира, прокладывать новые и новые трассы в бору.

Была у меня и моих друзей Саши Тормазакова, Толи Заплечникова, Васи Моисеенко, Володи Бродникова еще одна экстремальная затея. Это прыжки с кернохранилищ. После того, как рабочие сбрасывали снег с этих огромных сараев, мы забирались на их крыши и прыгали вниз в сугробы. И не просто прыгали, а делали сальто и прочие акробатические пируэты. И нам вовсе было неважно ногами или головой мы приземлялись в снег. А сколько всевозможных пещер, ходов, тоннелей было вырыто в снегу в детстве? И не сосчитать. Домой приходили обледеневшими до состояния сосулек. Штаны вместе с валенками и верхней одеждой можно было ставить в угол.

«Шальное сибирское лето»

Наверное, каждый старшеклассник кордовской школы семидесятых годов побывал на Джаландже. Ежегодно в конце июня ночами на горе можно было увидеть огонечки костров. Это выпускники школы совершали очередное восхождение на вершину, с которой открывался прекраснейший и завораживающий вид на ландшафт Курагинского района.screenshot_2На фотографии изображена красавица Джаланджа. Путь к вершине горы не близкий — по тайге и крутым каменистым склонам. Но к финишу приходили все. Ночь, проведенная у костра за разговорами, шутками, песнями, невероятно сближала. Печеная в углях костра картошка была необыкновенно вкусной. Над нашими головами простиралась бесконечность космоса с миллиардами звезд и фантастической дымкой млечного пути, а внизу убегала в даль темная долина реки Кизир. Потом был рассвет, оставшийся в памяти навечно яркой и неповторимой вспышкой-озарением. Начиналась взрослая жизнь! Я побывал на Джаландже за школьные годы дважды. Очень четко осели в памяти ощущения восхождения. Помню с каким упорством мы пробирались через тайгу по едва заметной тропе. Мошка, комары, стервятники-пауты жужжащими тучами зависали над нами. Рюкзак становился все тяжелее и тяжелее, ноги потрясывались от большой нагрузки. Но какая-то неведомая и могучая сила двигала нас вперед. К вершине.

Купальный сезон на Кизире для нас начинался очень рано. Еще не успевали растаять на берегах льдины, оставшиеся после ледохода, а мы уже начинали тестировать водяное пространство реки. Купанием это можно было назвать с великой натяжкой. Медленно войти в такую холодную воду было невозможно, а потому мы просто прыгали и сразу выскакивали на берег. Вода обжигала, захватывало дух. После этих моционов мы оттаивали у костра или бегали по мягким натоптанным тропинкам соснового бора на берегу Кизира.
День за днем вода в реке становилась теплее. Наши заплывы удлинялись, становились более спокойными. И вот наступало такое время лета, когда мы практически весь световой день проводили на реке. Купались, загорали, плавали на острова. По нескольку раз в день мы могли спрыгнуть с парома и сплавляться аж до Маленького тоннеля. Это несколько километров.Отдыхали от купания и плавания на берегу у костров или на песчаных косах. Величайшее наслаждение.

Кроме купания и игр на воде мы играли на островах и песчаных косах. Строили всевозможные шалаши, укрытия на деревьях и оставшихся после половодья завалах бревен, коряг, деревьев. Все окрестности села были исхожены и изучены нами вдоль и поперек.Такие вот были мы — вездесущие мальчишки и девчонки.screenshot_1Это фотография Кизирского первого порога. Многие мальчишки и девчонки побывали в этих местах. Посчастливилось и мне с группой сверстников совершить это незабываемое водное путешествие. Добирались туда на моторных лодках. Плыть нужно было несколько часов. Кизир — река особенная, с норовом. Перекаты сменялись омутами, русло то сужалось, то расширялось. Такой красоты, пожалуй, я не встречал больше нигде. Седые Саяны в синеватой дымке возвышались по обеим сторонам реки, тайга плотной стеной подступала к берегам. И вот он красавец порог! Описывать его нет смысла. Его надо видеть.

Под порогом на левом берегу стояла пасека. Добрый пасечник радушно пригласил нас расположить свой лагерь неподалеку и с искренним сибирским гостеприимством угостил нас свежим медом. Помню с каким удовольствием мы уплетали вкуснейший мед и запивали...холодной водой из Кизира. О! Это была большая ошибка. У многих из нас разболелись животы. Мы шутили друг над другом, дурачились, отлеживались после «сладкого» угощения. Помню, как я лежал на траве под солнышком и ощупывал свой живот. Мне казалось, что живот стал липким, что мед выступает на коже. К счастью, наше обжорство обошлось без серьезных последствий. К вечеру здоровье наладилось. Мы сидели у костра, рассказывали по очереди всякие истории, тут же на ходу придумывали всяческие ужастики. А вокруг стояла черной стеной ночная тайга. И вот, что интересно: я не помню, что нам досаждали комары или мошка. Будто бы их совсем не было. А, может, мы их просто не замечали?

Как только наступал ягодный сезон, вся детвора села конечно же принимала участие в сборе ягод. Надо сказать, что всевозможной ягоды в наших лесах в то время было полным полно. Достаточно было углубиться на полкилометра в тайгу и во тебе полный сибирский спецнабор: жимолость,смородина, кислица, малина, брусника. Поспевала ягода не одновременно, поэтому у нас была возможность собирать ягоду на варенье поэтапно: сначала шла жимолость, затем смородина красная и черная, постом наступал черед малины, земляники и клубники. А уже под самую осень мы атаковали клюквенные болота. Конечно, сборщики ягод мы были еще те: больше ели, чем собирали. Но, тем не менее не без детской помощи каждая семья запасала себе на зиму достаточное количество всевозможного варенья.

А процесс варки варенья!!! Никогда не забуду. Это был настоящий ритуал. Мама с бабушкой возились с банками, перебирали ягоду, взвешивали и засыпали в эмалированный тазик ягоды и сахар. И вот на плите уже торжественно урчало ягодное варево, распространяя вокруг неповторимые запахи и ароматы, от которых начиналось интенсивное слюноотделение.

Грибной сезон тоже не проходил без детского участия. И для нас не всегда был важен результат. Думаю, важнее был процесс поиска. В отличие от современных школьников мы очень много двигались, причем с раннего утра и до позднего вечера. А как же иначе? Ведь на улице стояло лето!

Дождливая погода не была помехой в наших летних приключениях. На такие случаи у нас были заготовлены шалаши и прочие укрытия, где можно было просто посидеть, поговорить, поиграть в «Дурака». Кроме того мы могли пойти в рабочее время в Саянский клуб и поиграть в настольный теннис или бильярд. Доступ был абсолютно свободен. Достаточно хорошо в теннис играли практически все мальчишки и многие девчонки. Мы могли часами «резаться» в эту увлекательную игру. А по вечерам в клубе нас ожидал очередной киносеанс.

Фильмы в двух клубах села Кордово показывались ежедневно кроме понедельника. Был один сеанс детский и один взрослый. В младших классах мы ходили только на детские сеансы с билетом по 5 копеек, а уже в классе 7-8 начали прихватывать и взрослые сеансы с билетом по 20 копеек. В те времена на фильмы собиралось много народу. И детворы было много, и взрослое население посещало клуб. А на такие фильмы как «Свадьба в Малиновке», «Джентльмены удачи», «Кавказская пленница» собиралось наверное все ходячие жители Кордово.

Продолжение материала 

Ещё по теме

data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="2"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Архив сайта